четверг, 25 сентября 2014 г.

Артём Якупов - финишёр Московского марафона

Невероятная история мужества на II Московском марафоне.
Артём Якупов, Алма-Ата, Казахстан

          Мой марафон.

          Я родился без колен. Вернее, место, где должны быть колени, присутствовало, а вот механизма внутри не было. Вместо головки кости и суставной капсулы в ногах у меня уныло плескалась суставная жидкость и соединительная ткань. Завод, изготавливающий колени сорвал поставку, и к моему рождению не пришла целая партия.

          Как потом оказалось, другие механизмы тоже поставили частично бракованными - позвоночный столб оказался кривым, сердце - с лишней дыркой, грудная клетка - изогнутой, рахитичной...

          Ребенок, который так привык к врачам, что даже не боится их - вот так я рос. Мама делала все, чтобы сконструировать из груды поломанных запчастей что-то похожее на человека.

          Коленный завод все-таки поставил нужный механизм, но для этого мне пришлось какое-то время передвигаться в чем-то похожем на колодки, которые носил Форрест Гамп. Механизм не сразу подошел, и я сильно косолапил, похрамывал. Плоскостопие, шишки на коленях, искривленный позвоночник - веселое детство, здравствуй и прощай.

- "Давно спортом занимаетесь?" - спрашивает меня девушка-практикантка в центре спортивной медицины в Лужниках.
- "Бегом? Два года, а что?"
- "У вас всегда такое низкое давление?"
- "Угу" - говорю и удивляюсь, что ничего не нашлось в кардиограмме.

          Девушка медлит, а я смотрю в сторону и улыбаюсь.

- "Ладно, подписываю" - справка-допуск на Московский марафон у меня в руках.

          Все детство я слушаю рассказы про Суворова - от бабушки, от деда, от дядьки, от мамы, от всех. Мол - был слаб, но взял себя в кулак и сделал себя сильным и великим. Все детство пытаюсь взять себя в кулак - обливания ледяной водой, нетрадиционная медицина. Но как-то не выходит. Хотя от того недособранного полу-инвалида остается все меньше и меньше.

          Восьмой класс. Я бегу стометровку в паре с известным школьным ублюдком. На середине дистанции он в шутку толкает меня, и я приземляюсь на руку. Трещины в двух костях. Ненавижу, ублюдка, ненавижу школу, ненавижу бег!

          Мы бежим группой вместе с пейсмейкером. На флаге у него развивается заявленное время - 3:29. МОЁ время, МОЯ цель. Слева все четче прорисовывается Москва Сити - деловой район Москвы. Откуда-то спереди, снижая темп, к нашей группе присоединяется парень в розовой футболке. В руке у него цилиндр музыкальной колонки. "Наконец-то мой темп, ребята, как же я вас ждал!" - кричит он, врубает "Happy" Фарелла, и мы вместе бежим целых 25 километров.

          Туман, слякоть, стадион. Второй курс. Препод по физре чем-то жутко недоволен, а поэтому мы - две группы, должны именно сегодня, именно в этот дерьмовый день пробежать три километра. Тех, кто отстает, нужно подхватывать и на руках заносить в центр группы. Иначе отчет будет дан заново. На финише я дышу как паровоз, сажусь в грязь, грязно матерюсь и выливаю слякоть из кроссовок. Так далеко я никогда не бегал, и больше не буду. НИКОГДА!

          "Когда я вырасту, я хочу быть таким как ты" - читаю на плакате. Улыбаюсь. Идет 23-й километр, а мне хорошо!

          Зима, я бегу по терренкуру, ловлю удивленные взгляды укутанных в пальто и шубы прохожих. Морозный воздух лезет в нос, ноги скользят, делая обычную пробежку супер-экстремальной. На последнем километре я падаю в лужу со льдом. Но поднимаюсь и бегу дальше. Какое же это счастье - бегать!

          36-й километр.

- "Друг, ничего страшного, если ты сейчас остановишься"
- "Ты предатель!"
- "Ну что ты, можешь потом сказать, что поймал стену, что недоел, или как там оправдываются марафонцы?"
- "Иди ты на х..!"
- "Грубый козел!"
- "Молчи давай! Считай шаги - раз... два... три..."

          Мы бежим в горах, вечереет. Солнце разрисовывает деревья закатными лучами. Тимур Артюхин увел самых быстрых вперед, а мы с Юлей Поляковой, Димой Киреевым и Данилом Орловым держим легкий темп и обсуждаем соревнования.

- "За сколько планируешь сделать Москву?" - спрашивает меня Дима.
- "За три часа, пятьдесят минут" - отвечаю я, вспоминая прогноз своего плана.
- "Сможешь быстрее. Бери 3:30".

          И я беру, и я решаю, что сделаю Москву. Сделаю ее за 3:30.

          39-й километр. Работаю как машина. Темп упал, но да ладно, главное - добежать.

- "Артём, ты можешь!" - кричит какая-то девчонка с плакатом. Вглядываюсь - откуда она меня знает? Через минуту доходит, что мое имя написано на номере.

- "Осталось чуть-чуть!!!" - кричат болельщики каждую минуту.
- "Да не п***дите вы, знаю я, сколько осталось!!!" - орет кто-то сзади.
- "Даа, последние километры лучше бежать в тишине" - умозаключаю я.

          Мы поворачиваем направо, и вдалеке, в километре, я замечаю финишные ворота.

- "Всё?!" - спрашивает предатель, ставший снова союзником.
- "А ты как хотел?"
- "Ну дык, давай поднажмем".

          Я лечу как ракета, мои оранжевые кроссовки мелькают со сверхзвуковой скоростью. Финишная арка. Сразу несколько мыслей: "Как там моя Васенька пробежала?", "3:31:30, это минус две минуты за два кластера, получается 3:29:30", "Всё, всё, всё".

          Останавливаюсь у строя девушек с медалями, тяжелое сердце-медаль ударяется о грудную клетку. Девушка тянет мне руку, но моя левая нога взбрыкивает, и я уплываю куда-то вправо, так и не успев пожать ее.

          Я марафонец. Я сделал это.

          Сейчас я найду любимую жену, мы обнимемся и поедем спать.

- "Возможно, он не сможет ходить. Может быть, будет сильно хромать" - наверное так в начале девяностых шокировал мою маму врач.
- "Пошел ты, доктор, вот что!"




1 комментарий:

  1. Двавй, Артём, жми! Беги по жизни легко, увлекая за собой тех, кому очень нужен твой пример, твое слово, кто именно сейчас нуждается в тебе, в таком примере, в твоей силе, в тебе, какой ты есть!

    ОтветитьУдалить