суббота, 11 февраля 2017 г.

Марафономания ​– 2006

Марафономания ​– 2006
Фамилия имя
Марафоны
Другие дистанции
кол-во
сум. км
кол-во
сум. км
% от общ.
1
Бурыкин Леонид
44
1857
5
53
3
2
Угрюмов Владимир
32
1350
0
0
0
3
Васюкевич Геннадий
26
1097
0
0
0
4
Горохов Константин
24
1013
1 (1 св. мар.)
50
5
5
Зверев Вячеслав
23
970
2
37
4
6
Шашков Владимир
22
928
38 (8 св. мар.)
888
49
7
Лукашов Юрий
20
844
12 (4 св. мар.)
678
45
8
Гордюшенко Виктор
18
800
48 (5 св. мар.)
852
52

Перед Вами − еще одна таблица. Она составлена со слов бегунов-любителей, набравших в 2006 году наибольшее количество марафонов, и содержит данные о всех преодоленных ими соревновательных километрах и о доли тех из них, которые не являются марафонскими. Что дает представление об отношении этих бегунов к марафонам, немарафонам и любительскому бегу в целом. Это, собственно, и является предметом обсуждения данной статьи.

Новоявленный чемпион, как и прошлогодний (Л. Бурыкин и В. Угрюмов соответственно), как явствует из таблицы, все свои беговые усилия направили исключительно на преодоление марафонских дистанций. (У Бурыкина, правда, в начале года было несколько немарафонских стартов.) Их примеру последовал ряд бегунов (в том числе и не приведенных в таблице). Виной всему, как Вы прекрасно понимаете, послужил марафонский рейтинг (и марафонский паспорт) журнала (и клуба) «Бег и мы». Насколько это хорошо? Давайте попробуем разобраться.

Рейтинг марафонцев по количеству преодоленных марафонов был задуман, как мы хорошо помним и понимаем, с целью популяризации, пропаганды и развития любительского марафонского бега в нашей стране. Была обозначена цель − сто марафонов (официальных − прим. ред.) Ее достижения даже предполагалось ознаменовывать (с целью стимулирования) вручением достигшим этой отметки специальных призов − именной медали или даже кубка (см. прошлые номера БиМа).

Прошло время. Рейтинг стал ежегодно выпускаться. И произошло то, что вначале никто не мог и предположить. Началась настоящая гонка. За чем?

Никто не спорит − количество преодоленных бегуном за его время занятия бегом марафонов − весомый показатель. Для большинства бегунов-любителей сам факт покорения марафонской дистанции является вполне самодостаточной и неплохой целью. Кто-то делает это раз в год, кто-то − два, кто-то − три. Кто-то − больше. При этом предполагается, что бегущий показывает все, на что он на данный момент (с учетом тренировочной подготовки) способен. В дальнейшем подразумевается отдых и восстановление.

Ну и, кроме марафонских, для любителя всегда существует ряд не менее привлекательных дистанций − с целью подготовки к тому же марафону и так далее.

Я специально так подробно останавливаюсь на тривиальных вещах, чтобы феномен появления одержимых марафономанией был контрастнее выделен.

Итак, этот псевдостимул (рейтинг) утвердился. Ну и кое-кто, видно, принял это за знак судьбы и «заболел». И началось накапливание марафонов. Марафон для таких обрел статус некой вожделенной сверхзначимой самоцели, погоне за которой отдавались все силы. В практику стали входить сдвоенные субботне-воскресные марафоны в разных городах, и самое главное − стали появляться и множиться такие марафонские пробеги, которые официальными или просто подготовленными назвать было трудно. Другие (немарафонские) дистанции, естественно, игнорировались. Масла в огонь добавил прошлогодний рекорд Угрюмова и его статья в БиМе. И 2006-й марафонский год ознаменовался появлением ряда его последователей.

Среди «заразившихся» оказался и свежеиспеченный чемпион Бурыкин. Лавры рязанского коллеги не давали ему покоя, он решил во что бы то ни стало превзойти его результат в тридцать четыре марафона, и началась гонка. (За которой, кстати говоря, с удовольствием и восторгом следили члены бегового компьютерного клуба IRC на своем интернет-форуме.) Но ее, по сути, и не было − Угрюмов изначально и добровольно уступил пальму первенства своему младшему товарищу. Увы, теперь бывшему, потому что в один прекрасный день Бурыкин позвонил в редакцию БиМа и начал требовать, чтобы Угрюмову не защитали один из его марафонов…

Я снова специально останавливаюсь на этих подробностях, чтобы было понятно, как меняется поведение и психика марафономана. Появляется подозрительность, мания преследования и − желание, а вернее, навязчивая идея все время пробежать где-нибудь какой-нибудь марафон. (С любым результатом − лишь бы он просто был осилен, лишь появилась еще одна галочка в марафонском паспорте.) А если на данный момент в календаре никаких марафонов нет, то − его придумать. И по этой части Бурыкин оказался мастером. С его подачи (и, разумеется, участии) был «сооружен» второй − сразу же вслед за первым − его домашний солнечногорский марафон, потом − и без того внекалендарный и внеочередной осенний тульский марафон (что само по себе было неплохо) незадолго до его проведения был переделан в двойной (два марафона за два дня), затем − в традиционные соревнования на 100 и 50 км в г. Молодечно Минской обл. (на следующий день после БиМ-марафона) была включена марафонская дистанция (Совет КЛБ Беларуси этот марафон официальным не признает, хотя в марафонский отчет Бурыкина он входит) [Прокопьеву: сообщил Асаевич; проверить точно], и − в самом конце года − ну уж совсем хоть стой, хоть падай − перед ежегодным предновогодним вечерним часовым пробегом по стадиону «Энергия» в Москве буквально накануне его проведения был «сочинен» еще один марафон − на него также в мгновение ока слетелись все «сектанты». Ну и со всеми вытекающими: подсчет кругов, например, велся самостоятельно…

Вы только не подумайте, что я − против марафонов. Я их очень люблю, и бегаю, и также стараюсь наколлекционировать побольше. Но есть такое понятие − официальный марафон. Или пусть хотя бы − нормально организованный. Или просто − подготовленный. Что, собственно, и должно учитываться в рейтинге. От дружеской, в том числе и марафонской, пробежки он отличается тем, что:
− отмечен в каком-либо беговом календаре или его дополнении;
− имеется положение о его проведении и заблаговременно (по почте, факсу, интернету, на пробегах, лично и т.д.) распространяется;
− имеет традиционное название (или получает его);
− проводится в традиционные сроки (как правило − раз в год);
− обеспечен призовым фондом;
− имеет промеренную (очень хорошо, если − сертифицированную) трассу;
− обеспечен качественным судейством;
− гарантирует безопасность участников (транспорт и т.п.);
− имеет медицинскую поддержку;
− обеспечивает размещение участников, доставку к месту старта и т.д.;
− сопровождается культурной программой;
− имеет другие свои специфические и, возможно, самобытные особенности.
То есть должен быть максимально и заблаговременно под-го-тов-лен-ным!

Конечно, в условиях нашей российской действительности все условия соблюсти трудно, но к этому нужно и можно стремиться! (Можно, правда, впасть в другую крайность и официальных марафонов (зарегистрированных международной ассоциацией) останется всего два ​− московский да сибирский). К сожалению, поведение страдающий «синдромом Бурыкина» этому как раз и препятствует. Ну, соберитесь в кружок, поставьте два стула (или выберите два фонарных столба) и нарезайте себе свои круги. Но само понятие «марафон» не дискредитируйте! Потому что марафон − это легенда. Потому что для настоящего ценителя и любителя − это − событие, праздник. К нему готовишься, тренируешься, о нем думаешь, его планируешь, потом едешь, недосыпаешь, испытываешь другие трудности, и в награду тебе − преодоление марафонской дистанции. Нельзя превращать марафон в обыденность!

Хотя, например, для подготовленного сверхмарафонца марафон может являться и частью тренировочного процесса. Также несколько марафонов подряд могут представлять собой самостоятельную соревновательную единицу. Например, семь марафонов за семь дней в Маравии. Но ведь это уже имеет отношение к другой спортивной дисциплине − сверхмарафону!

Примеров можно провести много. В начале девяностых Марат Жиланбаев (Казахстан) преодолел 226 марафонов за 365 дней (Эрик Хасанов, по данным Павла Сиротина). Денис Жалыбин, готовясь к суточному чемпионату в С-Петербурге «Испытай Себя» в прошлом году, где он установил свой замечательный рекорд в 282 км 282 м, пробегал за два дня по три марафона в каждый: утром, днем и вечером в один день и так же − во второй, потом два дня отдыхал, потом свою 250-километровую двудневку повторял, и так − в течение всего цикла подготовки. Денис не скрывает особенностей этой методики: пожалуйста, повторяйте! А придумал он ее не сам, а перенял у Кругликова.

Вообще-то и я во время суточного бега преодолеваю три-четыре марафона. Гордюшенко − четыре-пять. Ведущие сверхмарафонцы-суточники − пять-шесть. А если взять двухсуточный бег? А шестисуточный? А соревнования на 1000 км, на 1000 миль? А ежегодную многодневку Шри Чинмоя в 1300 и 3100 миль в Нью-Йорке? (Светлана Хисамутдинова из Смоленска.) Сколько там марафонов получится?

Я это, собственно, к тому, что наш рейтинг − понятие довольно условное, применимое исключительно к нашему любительскому бегу и предназначенное для его развития. Он играет исключительно свою роль и занимает исключительно свою нишу, и превращать его в главную таблицу своих спортивных достижений − занятие мягко выражаясь, не для самых умных. Встречаются, увы, и такие, кто принижает значение рейтинга, но сейчас речь идет о тех, кто возводит его в степень.

Честно говоря, мне просто жаль Бурыкина. Даже на сайте IRC отмечается его изможденный вид. Скоростные показатели − результаты его марафонов − резко и существенно упали (с 2:40 до почти 4 часов). А ведь раньше он неизменно являлся и призером, и победителем и в своей возрастной группе (ему 44 года), и в абсолюте в марафонах разного уровня. Болит ахилл. Он часто даже ходит, прихрамывая. В промежутках между марафонами совсем не бегает − восстанавливается. Начав соревноваться, Бурыкин кончил тренироваться. Зачем все это? Теперь он с грустью говорит, что в прошлом году потратил много сил, денег и здоровья. Ради чего? На победителей надо равняться. Только вот достоин ли такой пример подражания? Здравомыслящий спортсмен, имеет такие беговые данные, выбрал бы для себя оптимальное количество приемлемых марафонских (и немарафонских) стартов и спокойно бы к ним готовился, чтобы их выигрывать или быть в призерах. Это нормально и разумно. А бежать, сломя голову, непонятно куда и зачем…

А вот Владимир Угрюмов, несмотря на его принадлежность к этой касте, мне на самом деле очень симпатичен. Первопроходец, опять же, но его нежелание бегать ничего, кроме марафонов, очень досадно! Володя очень выносливый, и при этом быстро восстанавливается, уже через короткое время после финиша он снова бодр и свеж, обязательно, если есть время, идет сам и тащит с собой куда-нибудь погулять. Его второй спаренный марафон часто бывает быстрее первого. На третий день он выходит на тренировку! (И еще − он абсолютно не употребляет алкоголя!) При таком положении вещей ему обязательно надо попробовать себя в сверхмарафоне, и он к этому давно готов, но он не хочет! Очень жаль. «Хочу пробежать за год сто марафонов.» Да пробежишь ты, в этом теперь никто не сомневается. Только вот для чего? И где? Вокруг своего дома? Дело, конечно, Угрюмов, твое, только вот марафонцев у нас − «как собак нерезанных» (по сравнению с Европой и другими цивилизованными странами − микроскопически мало, конечно, по оценкам журнала БиМ − около двух-трех тысяч) − но по сравнению с теми, кто бежит сверхмарафон (по оценкам клуба «Парсек» и по моим лично, так как я в этом самом клубе как раз и занимаюсь статистикой сверхмарафона, сам регулярно выхожу на старты от 6 часов до «суток» включительно и знаю всех наших сверхмарафонцев практически поименно) − так вот, сверхмарафонцев, преодолевающих сто и более километров у нас по всей огромной России с трудом набирается сотня с хвостиком. Предлагаю Угрюмову подумать о таких понятиях как «частичная реализованность», «неполная отдача» и «неверное приложение своих сил».

Или Геннадий Васюкевич. Все знают Тверской марафон «Заволжье» и конкурс «Испытание марафоном». Отличный организатор − и бегун. Результаты на «сутках» − за 200 км. А в этом году при 26 марафонах в графе «немарафонские старты» − баранка. Почему, Гена? «В других пробегах мне принимать участие некогда (!)» Да что ты будешь делать!

А вот Виктор Гордюшенко: «У меня марафонов и так хватает. Нет ничего больше − пробегу марафон, есть − пробегу больше.» Приоритет более длинной дистанции. Молодец Витя. И меня этому научил.

К лагерю тех, кто считает марафон главной беговой дистанцией, а их количество − главным беговым показателем, принадлежат также Вячеслав Зверев и Константин Горохов (см. таблицу), что также вызывает смешанное чувство уважения и досады − скоростные показатели их достаточно высоки. Есть еще одна неоднозначная личность в нашем мире любительского марафона − Юрий Лукашов. При двух десятках марафонов за год в его актив также входят и сверхмарафоны, и более короткие дистанции. Но в марафонском рейтинге его нет. Причина банальна: не ведет дневников. Здесь необходимо затронуть диаметрально противоположную тему − недооценивание и игнорирование рейтинга. У того же Лукашова уже к началу восьмидесятых годов было около тридцати марафонов, да еще с результатами, близкими к мастерским! (Он мне сделал выписку из своих старых дневников − тогда он их вел.) Покорял он марафоны и в дальнейшем. И к настоящему моменту у него их должно накопиться предостаточное количество, но данные о них он подать не может! Не ведет свои дневники и председатель КЛБ «Мир» Вячеслав Нестерец, также преодолевший за время занятия бегом явно более ста марафонов. Также не подает (скорее всего, по той же причине) свои данные Николай Варновский (марафонов у него также должно быть более сотни) − автор недавних статей в БиМе о медицинских справках. Мне лично обидно, что этих достаточно сильных и интересных бегунов нет в рейтинге. Все-таки рейтинг − это наша история, все-таки он − очень интересный и нужный проект, и Борис Прокопьев, наряду с его прочими заслугами, наверняка войдет в историю любительского спорта как первый, сделавший попытку, и весьма неплохую, сосчитать марафоны российских любителей, чтобы на основе этого в дальнейшем (при скромном участии автора) можно было делать анализы и выводы.

Но отношение к рейтингу, как и к любительскому бегу в целом, должно быть адекватным! Ведь те, кто не желает слышать ни о чем, кроме марафонов, формируют неверное отношение ко всем тем, кто много бегает вообще. Свое «Фе» по этому поводу высказала на страницах журнала «Бегай с Нами» его главный редактор Татьяна Борновалова. И это − точка зрения любого нормального человека: зачем так много бегать и накапливать марафоны в ущерб их качеству, а для кого-то − и здоровью? Конечно, каждый выбирает для себя. Я и сам набираю большие соревновательные объемы на марафонах и пробегах, но моя скорость невелика, и я успеваю быстро восстанавливаться. Но зачем это делать тем, кто бегает на пределе своих возможностей? Любительский спорт − не профессиональный, материальные стимулы здесь − чисто символические, наши стимулы − это здоровье, спортивное долголетие, сохранение качества жизни, ощущение себя в этом мире. И не зря те, кто знает толк в марафонах, при упоминании о Бурыкине начинают крутить пальцем у виска.

Я всегда радовался существованию рейтинга, гордился тем, что принимал участие в обсуждении его проекта и первоначальном сборе данных. Рад и теперь, но в свете начинающей набивать оскомину гипермарафонизацией появляется некая растерянность. Получается, что рейтинг создавался для горстки (хорошо бы, если частично и временно, но все же) − потерявших рассудок бегунов. (Как-то раз на этой почве дело даже дошло до тривиальной драки.) Подсчет марафонов, снова повторюсь, всегда строился на принципах доверия и здравого смысла, но, видимо, дело неуклонно идет к скрупулезному рассматриванию каждого марафона из отчетов на предмет того, является ли он настоящим или самодельным. Обратите внимание: Прокопьев больше даже и не заикается ни о каких медалях за сто или двести марафонов и прочем стимулировании − вопрос этот, к сожалению, теперь выглядит смешным. И самое печальное, чего совершенно не желают понимать марафономаны, это то, что их сверхстарания довольно быстро приведут к тому, что рейтинг, наполненный таким количеством псевдомарафонов, просто «взорвется» и прекратит свое существование. Или на него перестанут обращать внимание. Перестанут воспринимать как что-то серьезное. Да и сам Прокопьев в один прекрасный день возьмет да и скажет: «Да ну вас к лешему, считайте свои марафоны сами» − и закроет проект. Кому вы тогда будете нужны с вашими марафонскими накоплениями? Все-таки надо отдавать себе отчет, что, кроме БиМа, этот воз вряд ли кто-то еще способен потянуть − все нити (и данные) тянутся в редакцию журнала. Все дороги ведут в БиМ. Рейтинг прошел все стадии становления и утверждения, он − детище Прокопьева, но как бы нам не пришлось вспоминать известное изречение Тараса Бульбы.

Футбольные болельщики со стажем наверняка помнят символический футбольный клуб семидесятых-восьмидесятых годов имени Георгия Федотова. В него входили футболисты-бомбардиры, забившие в официальных матчах (как и у нас) сто и более голов. Помните, почему он прекратил свое существование? Правильно. Потому что появилось множество второстепенных турниров и голы обесценились. Улавливаете аналогию?

Для каждого бегуна существует своя система оценки своих марафонов. Но есть и общее правило: ценность марафонов обратно пропорциональна их количеству. То есть чем меньше марафонов, тем они ценнее. Ну, например, бегун, преодолевший в своей жизни один марафон, будет его потом всю оставшуюся жизнь вспоминать как очень важное (ценное) событие. Существенное увеличение числа марафонов ведет к их обесцениванию − субъективному и объективному. Можно рассмотреть чисто математический аспект проблемы. В этом случае рейтинг подпадает под определение так называемой большой системы. С точки зрения теории больших систем и математической статистики, такая система может устойчиво существовать, только если будет соблюдет так называемый закон или правило порядка: изменение (добавление) количества событий (марафонов) не должно отличаться от граничной величины и критической точки (сто марафонов) более чем на порядок (в десять раз). То есть для данной системы − рейтинга добавление может составлять десять единиц или событий (марафонов) за год. Ну, максимум − двадцать. Что точно соответствует нашей марафонской действительности. Именно поэтому с точки зрения математики рейтинг прижился и существует. Ну и если количество добавлений будет намного превышать эту величину, он в конце концов станет обесцененным и бессмысленным и так или иначе прекратит свое существование. Впрочем, то, что рейтинг развалится с добавлением туда псевдомарафонов, понятно и без высшей математики. И вообще, рейтинг Прокопьева так популярен, потому что он − жизненный, потому что он очень соответствует нашим марафонским реалиям и находится в контексте всего бегового любительского движения в целом. Лично я его приемлю и отстаиваю в таком виде, в каком он существует.

А как вы думаете, тому же, например, Андрею Чиркову, имеющему в своем активе ряд уникальнейших экстремальных марафонов по всему земному шару − так вот, доставляет ли ему удовольствие лицезреть рядом с собой в рейтинге тех, кто пробегает 42 км в своем любимом дворе и объявляет их официальными? (Сам Андрей, правда, деликатно отвечает, что каждый выражается, как может.)

Вообще-то и у меня каждый год накапливается определенное количество марафонов (и сверхмарафонов), не попадающих под определение «официальный». В моем дневнике просто есть графа, куда я и заношу длинные неофициальные пробеги и тренировки.

Настоящий марафон должен проводиться раз в год. Как все европейские и мировые гранды, как наши популярные марафоны. Марафончик, повторяющийся несколько (или много) раз в каком-нибудь местечке, выглядит нелепо. Взять, например, БиМ-марафон. Готовится − чуть ли не целый год. И результат − отличный и душевный спортивный праздник. А теперь представьте на минуту, что Прокопьев через пару недель после его проведения решит организовать еще один − такой же. Можете? Нет. Потому что это − абсурд. И Олимпийские Игры, например, почему-то проводятся раз в четыре года, а не каждый месяц.

Нет, вы, конечно, можете придумывать такие марафоны, какие вам вздумается. Но тогда уж − и рейтинги. Создайте какой-нибудь свой рейтинг, скажем, для тех, кто хочет набрать 1000 марафонов или 10000. И можете записывать туда любые марафоны. Можете их складывать из коротких дистанций. Можете придумать свою единицу измерения − марафоний. (Как в астрономии парсек.) Можете вообще взять весь километраж и разделить его на 42.195, отбросить остаток, и у вас получится огромное количество марафонов. И вы станете великими. Как гоголевские носы.

А чтобы вам веселее жилось − создайте свой клуб и включите туда всех, кто, кроме марафонской, других дистанций не признает. Есть же в Англии клуб уверенных в том, что Земля − плоская.

Хотя мне, честно говоря, грустно. Постоянно вращаясь в кругу марафонистов и сталкиваясь с различными проявлениями этого странного психоза «дайте, дайте марафон» лично у меня появляется некая реакция отторжения. От вашей активности стало больше марафонов. А вот стало ли больше марафонцев? Нет. Наоборот. Такое отношение к любительскому бегу и спорту вообще, увы, просто отталкивает. Господа марафоманы! В погоне за вашими призраками сагитировали ли вы хоть кого-нибудь заняться любительским бегом? Вряд ли. Потому что ситуация обычно складывается такая: «давайте быстренько потихонечку проведем марафончик, только никому об этом не говорите, сами разыграем призы: тебе − пепельницу, мне − вафельницу, и у нас, в отличие от них, будет на один марафон больше. А заодно мы внесем свой вклад в развитие марафонского движения. Только никому не слова.»

… Начался новый год, и процесс выдумывания марафонов стал набирать новые обороты, принимая скорость цепной реакции. Сначала Бурыкин «соорудил» марафон памяти безвременно ушедшего Сергей Скоробогатова из Тулы в родном Солнечногорске, обзвонив всех «своих» (запретив, правда, при этом информировать о нем Угрюмого и Шашкова). После финиша, попив чаю и подкрепившись, было решено тут же провести второй марафон памяти − такой же, разумеется, официальный. Третий марафон памяти состоялся в следующую субботу в Москве в парке Кузьминки почти с теми же (несколькими) участниками, а четвертый − так же на следующий день. Пятый марафон памяти был проведен в Егорьевске, а шестой − аж в Курске, куда доблестная марафономанская кучка дружно ринулась на следующий день. Куряне и их КЛБ «Меркурий» − гостеприимные и очень хорошие люди, они организовали прекрасный спортивный праздник, и, не зная всей подоплеки, устроили очередные поминки. Не очень хочется комментировать (пусть это сделает сам Сергей, поворочившись в гробу) − ну уж если ради того, чтобы насобирать марафоны, нужно опускаться до спекуляции самыми святыми вещами и понятиями… Настоящий марафон памяти Скоробогатова состоялся 18 марта в парке Горького на трассе Апрельского марафона КЛБ «Мир» − со сбором средств семье, фотографией в рамке, цветами, теплой речью Вячеслава Нестерца перед стартующими, минутой молчания и даже чтением стихов в память о Сергее, замечательном тульском марафонце и человеке.

Господа марафономаны, когда же вы, наконец, опомнитесь! Когда же вы, наконец, раскроете свои глаза и посмотрите на вещи прямо и на рейтинг журнала «БиМ» − тоже. Ведь никаких преимуществ и привилегий он не дает и давать не может. Преодолевшие сто и более марафонов никогда не получат званий мастеров спорта и его заслуженных деятелей. Они никогда не станут ветеранами труда и не будут из-за этого к ним приравнены. Они не будут Героями России и Кавалерами Орденов. Им вряд ли увеличат зарплату и пенсии или уменьшат квартплату и проезд в транспорте. Преодоление ста марафонов − это просто очень хорошая достояная и интересная цель человека, увлеченного любительским бегом. Это просто неплохой предмет морального удовлетворения и личной гордости. И не надо преодоление марафонов превращать в их накапливание, в идею-фикс, обожествлять и отождествлять с целью жизни. Не надо хорошее жизненное увлечение превращать в болезнь.

Владимир Шашков

Комментариев нет:

Отправить комментарий