воскресенье, 27 сентября 2015 г.

Самопреодоление Петровича: от марафона за 4:08 до 224 км за 24 часа в 55 лет


29-30 августа 2015 года в Москве по Лиственничной аллее прошёл Открытый чемпионат Московского региона по суточному бегу "Самопреодоление". Трасса челночная 2 км, покрытие асфальт, температура +15-20, кратковременный дождь. И это впечатления победителя Жигуна Сергея Петровича, который пробежал за 24 часа 224 километра и 338 метров, и занял I место. Биография Петровича

Самопреодоление 



Я просто обязан открыть миру правду. 

С благодарностью родным, близким и Земцову Андрею посвящаю. 

Четвертый день после свершения 
Самочувствие утром почти пришло в норму. Впечатления более-менее приобрели осознанную устойчивость. Я готов предать их бумаге. 

Первый день после свершения 
Дома. 15 часов московского времени. Писаю в унитаз. Почему я не могу об этом сказать? Вспоминаю «Монументальную пропаганду» Войновича с мизансценой с участием Леонида Ильича Брежнева, которому автор вложил в уста народный хит «Только покойник не сцыт в рукомойник». Что естественно, то не безобразно. Белый друг принимает в себя натуральный черный кофе. Батюшки-светы. Пытаюсь призвать в свидетели данного чуда лучшего друга марафонца, обладающего этим высоким званием уже седьмой год. Лучший друг, она же мама Люся, категорически не желает изучать натуралистические подробности дива дивного, мотивируя отказ переизбытком негатива, уже полученного в процессе ожидания своего героя. Ну да ладно. Бреду в комнату. Плавно скольжу правой ногой впереди себя, приставляя левую. Такой тип низкого полета не доставляет боли. Плющенко отдыхает. 

Стоп-кадр. 
Проползая мимо коридорного зеркала, поворачиваю голову направо. Замираю. Становлюсь во фронт, надуваю грудь, как Арни на «мистер Олимпия». Так.… Как там в той песне? «Красивее парня в мире не найдешь. Или я не весел, или не красив?». И где они видят узника Бухенвальда? 67 экономичных кг чистого провяленного мяса на косточке, обтянутого тонкой дубленой кожей. Правда, глаза немного ввалившиеся. И тусклый взгляд. 

Интродукция 1. За полгода до свершения. 
«Что касается откровения людям (пророкам), то оно может прийти напрямую, а может через посредника». 

Стоп-кадр. 
Посредник. Он же Гуру. Андрей Земцов. Он же Земцов Андрей Валентинович, Регион - Москва, Основной вид - Суточный бег, Звание - МСМК, Тренеры - Н. Петрова, Н. Забаров, Дата рождения - 22.06.1964. 
Серега, ты пойми, у тебя все меньше и меньше шансов на то, чтобы испытать себя. В таком возрасте твои потенциальные возможности тают, как «с белых яблонь дым». 
Андрей, я не уверен в себе. К тому же, я только недавно оклемался от досадной травмы прошлого сезона. Даже совсем не оклемался. Даже еще вовсе я хромаю. 
Сергей, это пустяки. Ты потом поймешь, что я был прав. 

Интродукция 2. Объемы. 
Под песню «Любе». Эх, время, время, времечко, Жизнь не пролетела зря. Март - 404, Апрель – 437. Я могуч и тяжел, как нейтронная звезда. Мой вес 76 кг. 

Интродукция 3. 24-й Чемпионат России по суточному бегу. Май 2015 г. 
Сергею Жигуну, Москва, Митино. 
Добрый день, 
Регистрация закроется 8 мая в 23:59:59, поэтому если не будет набран кворум то можно регистрироваться в любое время до этой даты. Отсечка 
17 апреля – для приоритетной регистрации официальных заявок регионов (после этой даты они принимаются только если есть свободные места). 

С уважением, 
Попов Дмитрий 

Дмитрию Попову, Москва, Кремль. 
Дмитрий, здравствуйте! 
Извините за беспокойство. 
Настоящим осмеливаюсь просить о включении меня в список для аварийного замещения внезапно заболевших или травмировавшихся участников соревнований из основного списка…. Согласен находиться в резерве и осуществлять подводку вплоть до 16 мая. Единственная просьба дать зазор времени на подготовку питания. 

Стоп-кадр. 
17 мая. Около полудня. Навьюченное шмотками на все случаи жизни бади. Первый этаж. Перед лифтом. Турист, не турист? Тело смотрит на часы. Нерешительно топчется на месте, замирает в раздумьях, издает тяжелый вздох. На лице отчаяние и сожаление. Турист входит в лифт и жмет кнопку 16-го этажа. Двери лифта закрываются. Лифт ползет на 16-ый этаж. 

Да, тогда я по-человечески долго (до упора) ждал вызова на чемпионат. Ведь я пообещал подводку. Не вызвали. Значит, не нашлось мест. В какой-то из моментов я дрогнул и решил рвануть без вызова. Да опоздал. Понял, что не успеваю к старту даже на такси. Ночью выл ветер, в окна стучал дождь. Я думал сквозь дрему, укрывшись с головой теплым одеялом, надежно придавленный к дивану ногой лучшего друга марафонца: а ведь на их месте должен был быть Я!!! 

За три месяца до свершения. 
Вот и пришло в Москву лето «долгожданное и желанное. Ты - золотое лето, Ты радостью вошло в сердца». С отпусками вопрос решен. Падение курса рубля перечеркнуло планы на Черноморский отдых и курорты Краснодарского края. Да оно и к лучшему. Лучший друг марафонца с удовольствием облюбовал место для отдыха на Красногорской плотинке. Что удивительно, мама Люся в течение недели приобрела почти классический черноморский загар. А мне местное лето по нраву. Исполняется моя мечта, набегивать под зеленой прохладой по 30 км. И зачем нам эта барабулька, чахохбили и люля-кебаб? Отказываюсь от отпуска, перенося его на октябрь. Я в процессе. Мой вес 72 кг. 

Интродукция 4. Объемы. 
Май - 457, Июнь - 483, Июль -592, текущий объем Августа – 850 км. Мой вес 69 кг. Теперь я не не нейтронная звезда, а юркий нейтрино. В семейном кругу все чаще сравнивают с малым суповым набором и жалеют. Рефреном звучит просьба: «Папа, не умирай, не надо участвовать в сутках. Ты нам еще нужен». 

За месяц до свершения. 
Август ознаменовался моим проникновением на сайт «Аэробия». Ребята ведут учет тренировок и работ в реальном масштабе времени. Сцепились с Пашей Ереминым из Севастополя. Паше 37, он занимается почти исключительно ходьбой, но наматывает в день по столько же, сколько я набегиваю. Удивительная синхронность. Паша добавляет независимо от меня, как и я относительно него. От непривычных для меня недельных объемов за 200 км начинает болеть правое колено и тазобедренный сустав. Покупаю наколенник, затем второй, в кроссовку вкладываю гелевый подпяточник. Пора готовиться к старту. Составляю перечень того, чего нужно взять с собой и не забыть сделать. Список поражает воображение. 

За неделю до свершения. 
Неделя снижения объема. По дням недели 20, 15, 15 10. По четверг. В пятницу «были сборы недолги…». Неделя ознаменовалась черным настроением и мыслями, с которыми идет на казнь приговоренный к смерти. Чем ближе пятница, тем сильнее депрессую. Вес переваливает к 68 с хвостиком. Атрофировалось все, что не нужно в беге. Остались тоненькие ручки, чтобы отмахиваться от комаров и безошибочно попадать в рот бутылочкой, вливая в него физраствор. На тоненькой шейке покоится тощая голова страуса. Остальное в работе. Ноги, спина и пресс нужны в первую очередь. Это первая заповедь гуру. Не приведи бог забыть об этом. Суточник бежит четырехглавой мышцей бедра, особенно, вторые двенадцать часов, когда скорость падает до 9 км в час и ниже. Большую часть фазы шага бегун висит на опоре с минимальным продвижением. Активное проталкивание, увы, уже затрудняется хотя бы по энергетическим причинам. Приседаю по 500 раз ежедневно. Чувствую, что время уже подупущено. Ладно. Хотя бы потом не будет так мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Это уже по Островскому. Усилились до часовых длительностей все более ужесточающиеся телефонные наставления Гуру. 

Стоп-кадр. 
Серега, ты пойми, что после 12 часов ты утратишь всякую мотивацию к бегу. Вся героическая готовность бежать испарится напрочь. Твоя мотивация станет равной нулю. Но вот в такой момент ты и должен замотивироваться. Вспомнить героев войны, родителей, детей. Ты не сможешь бежать, но ты должен будешь бежать. Ты понимаешь меня? Алло? 
Моя депрессия нарастает. Я понимаю, что ощущают гладиаторы, идущие на смерть и приветствующие императора. Гоню трусливые мысли, а не отказаться ли, пока не опозорился по полной. Отмазок нет. Иссушенное и провяленное летними ветрами тело не проявляет признаков усталости или нездоровья. Слабость в мозгу. 

Вечер перед свершением. 
Реализую составленный список. Укладка – это почти бесконечный процесс. Около половины десятого вечера звонит гуру, а узнав, что я трамбую баул, желает удачного старта. 

Стоп-кадр. 
Серега, Татьяна Маслова сильнее тебя. Но сделала ошибку. Перебрала объем по первым 12 часам. Не повторяй этого, ни за кем не гонись. Беги на результат. Готовься на 110 и 90. Это реально. Ты понимаешь меня? Алло? Удачного старта. 

Ночь перед свершением. 
В половине первого ночи отираю выступивший пот. Работа закончена. Я успокоился. Все, теперь будь, что будет. Палатка, коврик, два стульчика, жидкое питание, L-карнитин, гуарана, кардиомагнил, пластырь, теплая одежда, мази, кремы, два навигатора и прочее-прочее-прочее. Спать. 

День «Д». 
Мрачное московское утро. 29 августа. Суббота. Дождь робко постучал в подоконник. А мне уже все равно. Дождь там или снег. Я готов. Подъем в шесть, выход без 15 минут семь. Выдвигаюсь к метро. По Арбатско-Покровской ветке мне нужна «Арбатская». Незаметно засыпаю. Звучит объявление «Станция Киевская». Подскакиваю, чтобы выйти (сработал условный рефлекс, на «Киевской» выхожу на работу по утрам). Усаживаюсь обратно. Но сон прошел. Эх, а спалось так сладко. Пересаживаюсь на Серпуховско-Тимирязевскую линию. «Петровско-Разумовская» На выход. В вестибюле подходит внезапно вычисливший меня АэРСишник Игорь Краев с супругой. Были знакомы много лет заочно. Теперь вот знакомимся и очно. Он с группой поддержки. Супруга верно следует в кильватере нашего каравана. А я один. Жалко привлекать к суткам кого-то из родных. Сутки на ногах– это способен понять только тот, кто нес службу в карауле и на боевом дежурстве. 
Добираемся в стартовый городок. Лиственничная аллея. Вокруг краса неописуемая. Вдоль аллеи какие-то невиданные мною ранее деревья. Может быть, это лиственницы, раз аллея Лиственничная? Тихий-тихий уголок Москвы, под ногами шишечки. Виднеется пруд. 
Бросаем вещи, идем к стадиону на регистрацию. Идем по дистанции, которая плавно опускается к пруду, а дальше поднимается на такую же высоту к концу отмеренного километра для бега. Это наша будущая Голгофа. Один километр туда и один обратно. Понимаешь, что сегодня бегуны взберутся на значительную высоту. Нет, до Эльбруса далеко. Но все равно, «здесь вам не равнина, здесь климат иной». В асфальт вкатаны плотным слоем обломки гранита. Эх, и жестко тоже. Входим в здание с регистраторами. Самое главное, похоже, для данного старта – это наличие справки. Справка есть. Регистраторы довольны, мы тоже. Опасения, что со справкой что-то не то, оказались напрасными. Платим скромный для суток взнос в размере 1700 руб., получаем стартовый пакет с номером и футболкой. Возвращаемся в городок. Начинаю ломать голову над вопросом, где разместить свою палатку. Надо ставить ее так, чтобы было удобно оказывать себе помощь по ходу бега. Экономя драгоценные секунды. Но руководитель гонки господин Вадим Петухов отправляет нас, похоже, к черту на кулички. Куда-то за пределы трассы, за мужскую и женскую раздевалки. Оцениваю расстояние между трассой бега и выделенным местом для палаток, и с огорчением принимаю решение палатку не ставить. Уже как будет. Небо хмурится, дует прохладный пронизывающий ветер. Около +14. Начинаю подготовку к бегу. Номер (он с микрочипом от Триспорт), пластырь, вазелин, обувь. Шнурки вяжу без затягивания, знаю, что через некоторое время ноги имеют особенность отекать, тогда тугой шнурок станет удавкой на стопе и окажет медвежью услугу. Надеваю одежду по самому легкому варианту. Короткие тайтсы плюс обрезанная майка с вырезами под руками. Номер впереди. Не жарко, конечно, но лучше перемерзнуть, чем перегреться. 
Фотографируемся на свидетельство. Вокруг знакомые и незнакомые лица. Тимур с Галой Пономаревы. Тимур в этот раз кормящий. Андрей Карпекин, пока без своего заметного неизменного накладного талисмана. Иван Заборский, чемпион прошлого 13-часового бега, Андрей Тихонович, чемпион 13-часового бега этого года, Артур Оганесян, набравший более 200 км в тот день, когда «на его месте должен быть я», Вова Шашков с предложением вступить побыстрее в КЛБ «Парсек». Где-то здесь должен быть и Женя Селиверстов с которым давно хотел познакомиться. Уж больно хороши его отчеты на сайте 42-км.ру. 
Ставлю свой пункт питания. Ну, пункт питания – это громко. Сумка на двух стульчиках – это и есть мой энергоисточник на предстоящие сутки. Орги же подготовились более чем. У них в меню супы, овсянки, борщи бульоны, каши, бананы, апельсины, бананы, изюм, арбузы, хлеб, соль, печенье, изотоники, кола, чай, вода и другое невиданное разнообразие. Шричинмоевцы к вопросу поддержки физических кондиций тела подходят всегда основательно, не в пример другим. 

Стоп-кадр. 
Серега, запомни, не надо стараться набить пузо. Набьешь пузо, пропадешь в туалете. Ты слышишь меня. Алло? Удачного старта. 
Хлеб да вода – наша еда, как говорится. В моем меню сладкий чай, кола, регидрон. 

Час «Ч». 
Общее построение в стартовом коридоре. Момент традиционной для таких соревнований медитации. Погружаемся в себя, заглянув в вечность. И старт. Начинаю плавный разбег. Бежим с Игорем Краевым и его знакомым Иваном ростовчанином-крымчанином. Первые 4 км. Чуток медленнее 6 мин на км. Отпрашиваюсь у ребят на уход вперед. Ведь у меня другая задача. 110 км – это миниморум от гуру, я чувствую свои силы, и бежать в темпе 10 км в час мне пока не хочется. Выхожу в режим около 5:30 на км. Бежим, бежим и бежим. Первые двадцать км. Настроение мрачное. 

Стоп-кадр. 
Алло, Сергей, я тут подумал, что тебя надо предупредить. Может так случиться, что бег не пойдет. Так бывает. Может, час, может, двенадцать, у кого как, но надо потерпеть, потом отпускает. Алло? Потом станет легче, не обращай внимания на отсутствие легкости в начале бега. 
Ноги не летят. Бегу. Блин, когда же отпустит? Выхватываю из своей сумки бутылку. Что там. Напиток «Байкал» из Черноголовки. Так вот, наобум, решил его испытать. Чем хуже чая? Отпиваю. И, о, чудо. Тот долгожданный момент, когда отпускает. Я бегу, не чувствуя ног. Временами темп поднимается до 5:15 на км. Торможу. Этого нам не надо. Поддерживаю встречных и поперечных. Настроение улетное. Перестает пугать пропасть предстоящей вечности. Насчет поддержки. Чудеса дружелюбия демонстрирует Андрей Карпекин, обладатель красного носа-талисмана. «Давай-давай, парнишка, все хорошо» или «Все нормально, братишка, подними голову, смотри повыше» - на каждом кругу уже естественны, как дыхание. Потом к такому развлечению присоединяется и Юра Галкин. Но с Юрой сложнее. Его истошные вопли после 18 часов при каждом пересечении на встречном, типа, «Давай, Сергей, хорошо идешь» уже начинают производить обратный эффект. Тут бы просто дожить, а Юра предлагает держать темп и прочее. 

Час «Ч+4». 
Несколько раз начинается легкий дождь. Но каждый раз не более пяти минут. Не охлаждает, но взбадривает. 
На 28 км настигает первый пит-стоп. Почки работают. Это хорошо. Для экономии времени пробегаю километр за 5:06, что с учетом пит-стопа дает средний темп 5:30 км. Незаметно преодолеваем первый марафон. Впереди семь человек. Первым лупит взмыленный Вова Кандыбо. Примерно за 3:20 с копейками. Оцениваю его вид. Он весь в поту. Это сколько ж надо воды выпить, чтобы восполнить баланс? Потом бежит пара из Вани Заборского и Валеры Регэция за 3:30+, которого я вначале принимаю за Женю Селиверстова. Потом идут Артур Оганесян и, собственно, Женя с временем 3:40+. Константин Патрикеев и Андрей Тихонович опережают меня на 30 секунд. У меня время первого марафона 3:56+. Постепенно нагоняю Андрея и Константина. Крепкий парень Андрей с белорусской фамилией. Работает грузчиком. Знаю его еще с первого марафона «Во славу святой Троицы», во время которого основная группа из лидеров заплутала в лесах Солнечногорщины, а я, полный середнячок, пересек линию финиша первым с божественно-мистическим результатом 3 часа 33 минуты 33 секунды. С тех пор много воды утекло. Андрей поджарился, пообветрился, приобрел изысканно мускулистую худобу. Выясняется, что за месяц Андрей набегал в одних ультрамарафонских стартах от 100 км до 13 часов около 600 гоночных километров. Плюс ежедневные пробежки в любых условиях по 20-30 км. Имеет объем в 900 км в месяц. Да, крепкий парень и интересный собеседник. Дальше бежим вместе. Константин Патрикеев отвлекся на огромный кусок спелого арбуза и замедлил ход. 

Час «Ч+8». 
В два часа дня дымка и облака уходят с неба. Вовсю разгулялось почти осеннее солнце, хорошо прогревая трассу. Временами просто хочется спрятаться в скупую тень. К нам присоединяется новый попутчик. Очень общительный веселый парень. Беседуем обо всем. В конце концов, выясняется, что это Евгений Селиверстов. Мы с Евгением в шоке. Он знает заочно меня, я его. Теперь знакомы лично. Вот оно как. Евгений бежит, опережая меня на круг. Приближаемся к отметке второго марафона. Мое время около 7 часов 57 минут. Это пятое время. Впереди Регэций, Заборский, Галкин и Женя Селиверстов. 

Час «Ч+10». 
Темнеет. Бегу без усталости. Сделал еще один пит-стоп, но без ускорения. Силы тают, но с приемлемой скоростью. Впереди отметка в 100 км. Питаюсь по графику. Но все чаще растягиваю подпитку до раз на три круга. 
Вот и 100 км. Знаковая веха Я четвертый. Около 9:38+. В полутора минутах впереди Юра Галкин. Более получаса выигрывают Ваня с Валерием. Ветерок становится прохладнее и прохладнее. Не переодеваюсь. Ведь я еще бегу. 

Час «Ч+12». 
Двенадцать часов. Половина жизни на сутках уже прожита. Время - философская категория. Бесполезно его тормозить. День рождается, умирает. Ночь рождается, умирает. 12 часов умерли. За спиной 123 км. Я третий. В двух минутах впереди Юра Галкин и в трех километрах впереди – Иван. Где момент истины, о котором говорил гуру? 

Час «Ч+18». 
Ну, наконец-то. Вот момент истины. На восемнадцатом часу. Он наступил 15 минут назад. Я утратил мотивацию Готовность к смерти и возрождению не помогают. Я не могу найти мотива к дальнейшему бегу. Возможно, сыграли злую шутку пропуски в подпитке. Все-таки в потемках хватать наугад непонятно что – не особенно удобно. Бутылочки выпадают из замерзших пальцев, нужно останавливаться и наклоняться, чтобы поднимать их. Пальцы плохо держат, приходится грести захватом, как в пятирублевом автомате с неподнимаемыми, по определению, призами. За спиной 177 км. Я замерз и демотивировался. Но другим хуже. Юра отстает на полчаса. Ваня на полтора часа, Валера – на 5 часов, Женя на 5.5 часа. Я еще огурцом. Надеваю длинные брюки и ветровку. Слабым голосом прошу в пункте питания чего-нибудь несладкого. Волонтеры снабжают сухой гречкой с всыпанной в нее гущей от борща. Дикая сухая смесь слабо поддается проглатыванию, но деваться некуда. Полчаса на пешеходный ход. И бегом вперед. Следующие двадцать пять км на удивление легкие. Гречка, транс или еще что-то. Но этот участок преодолевается без остановок и ходьбы. В ветровке жарко. Края рукавов натирают подмышки. Снимаю и завязываю ветровку на поясе. Вадим Петухов торжественно оглашает, что есть первый бегун, преодолевший двести км. 

Час «Ч+22». 
Начинается доживание. Спать по-прежнему не хочется. Бег перемежается ходьбой. За спиной 210 км. Преодолено пять марафонов. Именно это число пугало меня всю неделю. Ступни ног измучены до предела поворотом налево. При разворотах ноги съезжают в правый край кроссовок. Наклон тела при самых медленных поворотах около 70 градусов. Натоптыши и мозоли вопят о пощаде. Усталость растет снежным комом. Несколько раз споткнулся, болезненно-чувствительно зацепившись правой кроссовкой о левый ахилл. Стал понятен смысл фразы «Ноги заплетаются». Боюсь упасть на асфальт при очередном зацепе. Светло. Пару часов назад на небосклон полезло «дневное светило». Вова Шашков на встречных курсах усиленно заставляет меня бежать, но не идти, в шаговой доступности норматив КМС. Из последних сил отбрыкиваюсь и говорю, что у меня такой задачи не было. Это уже не бег, а слезы. В правой надкостнице от левых поворотов нарастает тупая боль. К тому же несколько часов назад за шнурком-душегубом на правой ноге я не уследил, и он передавил таки мой правый голеностоп. Боль в подошвах впиталась. Я привык к боли. Боль – уже привычное состояние. Юра Галкин, похоже, в подобном аффектном состоянии. Он отстает от меня на двадцать четыре минуты. Но мы бежим параллельно. Больше всего я страшусь оказаться слабым на последних двух часах. Гуру меня не поймет. 

Свершение. 
Все хорошее когда-то кончается. Сейчас закончится и наша мука. Впрочем, кому как. Кто-то за это время успел полежать на массаже полчаса и более, кто-то поспал, кто-то всласть подзаправился подкормкой. За десять минут до финиша я пробегаю мимо пункта питания. Свой изотоник вызывает стойкое отвращение. Кажется, от одной мысли о нем станет дурно. Но кроме него в моем запасе уже ничего не осталось. Волонтеры шинкуют арбузы. Это зрелище завораживает и заставляет призадуматься, стоит ли убегать далеко от такого прекрасного стола. За десять минут я буду на том конце круга. Пока расстояние замерят, где окажутся арбузы? Под деревом в трехстах метрах от старта вижу Юру Галкина. Юра уже принял свое решение. Он ждет сигнального выстрела об окончании соревнований. Решение принимаю и я. Заползаю на обочину в компанию Юры. С нами тусуется Сергей Стаунэ, который пришел посмотреть на финиш суточного бега. Сидим под деревом. Юра демонстрирует воспалившуюся надкостницу на правой ноге. Таки и его добили эти левые повороты. Состояние ноги просто ужасное. Гигантская опухоль в нижней части голени. Как он вообще бежал? По его словам, нелады с ногой начались с 100-го километра. Мрак, как говорила Эллочка-людоедка. 
Финишный сигнал. Проезд измерителей. У меня 224 км и 338 м, у Юры 220 км 338 м. Мы оба смогли уложиться в норматив КМС. У Ивана Заборского 214 км. У Валеры Регэция 183. у Женьки 182 (эх, 8 км до первого разряда ему не хватило. За него болела в последний час вся семья, супруга и две чудных дочурки. Вот это поддержка.). У Андрея Тихоновича 172 км, у Артура Оганесяна - 96 км у Игоря Краева – 168 км, У Вовы Кандыбо – 144 км. Вова Шашков набежал 106 км. Мое состояние пока удовлетворительное. Бредем в палаточный городок. 

Один час после финиша. 
Не-е-ет, ну так не честно! Арбузы оказались съедены шустрыми финишерами, последние полчаса бега которых прошли у столов с едой. Чай выпит. В общем, се ля ви. Складываем вещи. Орги подбивают итоги. Пишут грамоты, взвешивают награды. Ко мне подходит Тимур Пономарев. Мне очень-очень приятно. Тимур – это сверхзвезда отечественного ультрамарафона. МСМК. Гала, его супруга, преодолела 162 км, это на два км выше норматива КМС. Тимур спрашивает, правда ли, что я бежал в первый раз. Потом похвалил, и сказал, что для первого раза результат просто великолепный. Подарил книгу своих стихов «Испытай себя». 
У меня начинается отходняк. Окружающие беспокоятся, не плохо ли мне. Уж больно чего-то я посинел. Нет. Мне просто дико холодно. Вся энергия отдана почти без остатка. Начинают отекать с молниеносной скоростью ступни ног. Похоже, когда отключился естественный насос по перекачке лимфы, она вся решила упокоиться в микротравмированных ступнях ног. Немного болят четырехглавая мышца бедра и ЗПБ. Это пустяк. Если после суток нигде не болит, значит, ты в морге. 
Звонит Дима Петровский из Твери. Дима не был бы Димой, если бы не позвонил. Все-таки он волновался за результаты моего выступления. Очень деликатный и чувствительный человек. Узнав результат, от души поздравляет. Прощаемся до встреч на следующих стартах. 
У двух участников сегодня день варенья. Празднуют его известный ультрас Костя Патрикеев, а также широко известный в узких кругах сверхмарафонец Игорь Косолапов. Игорь под утро умудрился найти в асфальте ямку, споткнулся на ней и разбил, прямо-таки испохабив до мяса, чудесный греческий профиль. После чего медики прилепили на нос Игоря большую и мужественную нашлепку из пластыря. Игорь носит ее с потрясающим достоинством. Мол, у нас тут хоть и не Миксфайт, но тоже круто. 
Орги дарят торты именинникам. Ребята честно делят их на всех желающих. Я уже писал по горячим следам после финиша, что сил моих хватило только на то, чтобы слизать крем. Крошки от бисквита упорно не хотели проглатываться, поэтому я остатки торта сложил под стульчик. Думаю, птички таки были мне благодарны. 

Два часа после финиша. 
Началась процедура награждения. Орги постарались. Полный набор наградной бижутерии. С трудом выхожу на награждение. Правая нога в отказе. В качестве трофея сегодня домой я увезу фигурку Ники, большой кубок и большую медаль за первое место в абсолюте. 
Принимаю решение добираться домой на такси. Процедура раздачи призов, медалей и свидетельств закончена. Народ потянулся на зимние квартиры. Жду такси 30 минут. Потом плюнув на все, отменяю заказ и еду на общественном транспорте. Вот тоже неприятный момент. Если бы не тупой таксист, так и не понявший, куда нужно прибыть, уже был бы дома. В метро держусь из последних сил. Места заняты. Вишу на поручнях. В ушах постоянно заложено. Я понимаю, что это от обезвоживания, но остается только терпеть. 

Пять часов после финиша. 
Я дома. Домашние всё еще в трансе. О том, что Харон не переправил меня в Аид, они узнали только после моего финиша. Сейчас они просто жалеют меня. Но все путем, все-таки я более живой, чем мертвый. Становлюсь на весы. Каррамба! 66.5 кг. Обалдеть вообще. Судя по весу, недоперепил по дистанции, что, видимо, и сказалось на самочувствии в конце гонки. 
А завтра на работу. Начальник в отпуске. Но это уже совсем другая история. 

Стоп-кадр. 
Алло, Серега, привет, ну ты как пробежал? 







1 комментарий:

  1. Супер! счастливых пробегов и легких восстановлений после!

    ОтветитьУдалить