суббота, 22 октября 2016 г.

20 вопросов 85-летнему рекордсмену на марафоне



Эду Уитлоку вряд ли удалось скрыться после установления нового мирового рекорда для возрастной группы 85-89 лет на Scotiabank Toronto Waterfront марафоне. Ветеран-марафонец сейчас занят, отвечая на вопросы журналистов со всего света, жаждущих услышать ответы 85-летнего спортсмена, пробежавшего 42 км 195 метров за 3:56:33. Postmedia поймала по телефону ушедшего на пенсию инженера в его доме в Милтоне, Онтарио, Канада и загрузила его списком из 20 вопросов.

1. Каково состояние вашего организма через неделю после преодоления марафона в возрасте 85 лет?
Неплохое. На самом деле такое же, как я чувствовал себя после марафонов в прошлом. Ноги немного забиты.

2. Как вы справляетесь с этим дискомфортом?
Я просто жду, пока это пройдет. Это мой секретный рецепт против всех моих болячек. В общем, большинство врачей не знают что на мне сработает. Если у меня был массаж, например, и я бы потратил 15 минут лежа на столе, то я бы и чувствовал себя лучше 15 минут после него. А потом все возвращается к тому, что было.

3. Ну и каково это: быть медийной звездой, которую зовут на интервью такие СМИ, как CNN или Times of London?
Да я вроде как уже был в этом положении и раньше. Да, такое у меня уже было. Например, когда я пробежал свой лучший, с учетом возраста, марафон. Тогда мне было 73 года. Я сделал это за два часа и 54 минуты, и все вокруг ужасались по этому поводу. На самом деле, по-моему, мое достижение в прошедшие выходные не так уж хорошо, как было то. Я стал на час медленнее за прошедшие 12 лет и не думаю, что должен был опуститься столь заметно. Моя подготовка к этому марафону не была идеальной. Я не решался окончательно бежать эту гонку, пока не осталось всего две недели. Я считал, что подготовлен недостаточно из-за разнообразных болей и проблем, которые приводили к пропуску тренировок в этом году. Таким образом, у меня было лишь 2 месяца приличных тренировок, в то время как в идеале мне нужно шесть. Если бы у меня было шесть месяцев нормальных тренировок и была бы отличная погода, я бы смог существенно улучшить результат, который я показал в воскресенье.

4. Как много рекордов вам принадлежит?
Все продолжают меня спрашивать об этом, но, стыдно сказать, я не знаю на самом деле. А знаю о двух организациях, которые учитывают рекорды. Одна - ассоциация World Masters. Они учитывают рекорды на стадионах и единственную дистанцию в беге по шоссе - марафон. Согласно их данным, по-моему, у меня 16 рекордов и еще 5 ожидают ратификации. Есть и другая организация - ассоциация Road Race Statisticians, которая учитывает рекорды в беге по шоссе, включая марафон. Я думаю, у меня там 20 рекордов.

5. Сколько марафонов вы пробежали?
Стыдно сказать, но я не знаю этого тоже. Чуть больше 40. Может быть 41 или 42. Я пробежал мой первый марафон в 46 лет. То есть у меня в среднем один марафон в год.

6. А какой из них любимый?
Ну, я не очень обращаю внимание на окружающие виды во время бега. Я больше сосредотачиваюсь на моих собственных страданиях, чем на чем-либо еще. Однако, мне нравятся трассы у которых старт и финиш в одном месте. Я не люблю гонки в одну сторону. Это одна из причин, по которой я никогда не бегал Бостон - потому что это гонка в одну сторону. Тут возникают проблемы с оценкой результата в зависимости от того, дул ли ветер в лицо или в спину. Кроме того, мне желательно бежать по плоскому рельефу. Я не большой специалист в беге по холмам. То есть, в идеале, я люблю что-то плоское, как сковорода. И чтобы без ветра - я не очень хорош в беге против ветра. Учитывая все это, возможно лучшей трассой, которую я бежал, можно считать Роттердамский марафон в Голландии. И думаю, он немного более плоский, чем Scotiabank марафон в Торонто. Я бегал Scotiabank много раз, и он один из моих самых любимых. Он также один из моих любимых, потому что он местный и до него легко добраться, не приходится путешествовать. Меньше беспокойства.


7. Где вы тренируетесь?
Я тренируюсь на кладбище в 100 ярдах от моего дома.

На фото: стандартная пробежка Эда Уитлока по дорожкам кладбища неподалеку от его дома в Милтоне (Канада).

8. Почему на кладбище?
По нескольким причинам. Во-первых, водители здесь гораздо спокойнее, чем обычно на улицах Милтона. Также, дорожки здесь в зимнее время гораздо лучше, чем тротуары в Милтоне. Они их тут довольно тщательно чистят, в то время как в Милтоне некоторые жители чистят тротуары перед своими домами, а некоторые нет. А еще, если вы бегаете снова и снова по кругу, вам не приходится слишком долго подставлять лицо ледяному ветру. И если где-то есть обледеневшие участки, вы знаете где и готовы к ним. А летом я могу бежать в тени большую часть времени. Я думаю, что главная причина, это то, что я не считаю круги и не засекаю время на них. Таким образом, я не начинаю соревноваться сам с собой. Если бегу по городу определенную дистанцию, всегда думаю: “Боже мой, сегодня была плохая пробежка”. Или: “Я лучше прибавлю, чтобы пробежать не хуже чем вчера”. Я не хочу вовлекаться во все это.

9. Как вы начали бегать марафоны?
Случайно. Мой младший сын в это время занимался бегом в школе и бегал каждый день без перерыва уже год к тому времени. Он был чрезвычайно нацелен пробежать марафон. Ему было лишь 14 лет. Мы делали все возможное, чтобы отговорить его, но у него ужасно целеустремленный характер. Вот так, нехотя, я пробежал марафон вместе с ним.

10. Практикуете ли вы занятия другими видами спорта?
Сейчас - определенно нет. Когда-то я чайниковал там и тут. Я играл в бадминтон, теннис и все такое, но это было много лет назад. И никогда не был хорош в такого рода вещах. У меня нет какой-либо рука-взгляд координации. В сущности, все что я могу делать, это бегать.

11. Большинство бегунов на длинные дистанции имеют внушительный список травм. Были ли у вас когда-либо серьезные травмы?
Да. Много раз. Один мой друг однажды сказал: “Мы соревнуемся между травмами”. Я имел разнообразные боли и проблемы. Наиболее часты проблемы с коленями, и у меня было несколько периодов из-за них, когда я не мог бегать больше года, ожидая, пока они почувствуют себя лучше. Я никогда ничего с ними не делал вообще. Я всегда просто ждал, пока им станет получше.

12. Есть ли у вас какие-либо еще проблемы со здоровьем?
Насколько я знаю, нет. Я не принимаю никаких лекарств. Моя жена говорит, что я не выгляжу здоровым, потому что я истощенный. Мои рост 170 сантиметров и в понедельник утром, после марафона, я весил 45,8 килограмм.

13. Что вы едите. Какой диеты придерживаетесь?

Я вообще не обращаю на это внимание. Правда, у меня совсем нет научного подхода ко всему этому делу. В общем, я ем все, что хочу и моя жена говорит, что она не может понять почему я такой худой, когда я ем так много. Но я же выбегиваю это все. Я определенно потребляю больше сахара, чем рекомендовано. Уровень потребления углеводов высок. И ем больше масла и жиров, чем рекомендовано. Я не вегетарианец, но много мяса я не ем. На самом деле я не очень обращаю на это внимание.

14. Какой инженерной работой вы занимались?

Я обучался на горного инженера в Великобритании и прибыл в Канаду, чтобы работать на шахтах в северном Онтарио. Позже, уже здесь, я получил образование управленца в добывающей промышленности.

15. Были ли у вас какие-либо трудности во время воскресного марафона?
О да. К середине дистанции я думал, что дела будут очень, очень плохи. У меня были серьезные опасения, вплоть до того, что я не смогу закончить дистанцию. Я никогда не сходил на марафоне; однако, я думал, что это вполне может произойти в тот день. Я совсем не чувствовал себя хорошо. Оглядываясь назад, я могу сказать, что пробежал слишком быстро первую половину. Я подумал: “Боже мой! Это будет ужасно”. Я сосредоточился на том, чтобы сохранять энергию, чтобы хотя бы завершить гонку. Но затем, неожиданно, я не замедлился настолько существенно, как я опасался. Я действительно думал, после половинки сознательно снижая темп, что не смогу выбежать из четырех часов. Я более не обращал внимания на мое время и на отсечки. Поэтому я был удивлен за 5 километров до финиша, когда понял, что результат из четырех часов по-прежнему возможен и, на самом деле, весьма вероятен. Это воодушевило меня. Я испытал облегчение и счастье когда пересекал финишную черту с результатом из четырех часов.

16. Как вы отпраздновали?
Да никак. Просто приехал домой на электричке, поужинал с женой. Выпили бутылочку вина, посмотрели телевизор. Вот и все.

17. Есть ли еще бегуны в вашей семье?
Мой старший сын по-прежнему бегает, но сейчас он травмирован и не бегает с зимнего сезона. Мой младший сын бросил соревноваться в беге примерно в то время, когда он закончил школу. Он решил, что это было глупостью. Все что он делает сейчас это легкие пробежки в зимнее время.

18. По поводу ваших кроссовок Brooks. Сколько им лет?
Я не очень уверен в том, сколько им. Им около 20, той паре, что я надевал в воскресенье. Я их надевал около двадцати лет. Но у меня есть и другие пары этой же модели. То есть это не единственная пара, которую я надеваю для соревнований, но эти самые изношенные. Мне они нравятся, в отличие от современных гоночных кроссовок. Нынешние соревновательные кроссовки вроде как жестче. Мои гораздо более гибкие, не потому что я их износил, а потому что их такими делали. Я бежал без носков в воскресенье и это было в первый раз, когда я сделал это на марафоне. Моим ступням было очень комфортно, и я нигде не натер. Я не хотел бежать в хлюпающих, мокрых носках.

19. Сможете ли вы еще улучшить рекорд в ближайшее время?

Я сомневаюсь в этом, потому что когда вы достигаете моих преклонных лет, способность делать сколько-нибудь лучше утекает довольно быстро с каждым прошедшим днем. В лучшем случае я смогу пробежать мой следующий марафон следующей весной. К тому времени пройдет еще полгода и еще немного потенциальных возможностей испарятся. Но это возможно. При условии идеальной подготовки я мог бы пробежать быстрее.

20. Какой совет вы дадите людям, жаждущим оставаться активными по мере старения?
Я не даю советов людям. И уверен, что каждый должен сам решить, что для него лучше всего. Я не верю, что я знаю, что лучше всего для кого-либо еще. Я не уверен, что я знаю, что хорошо для меня, но я определенно не знаю, что хорошо для любого другого. Я всегда готов поговорить о том, что делаю. Если кто-либо настолько идиот, что хочет делать то же самое - ладно. Но я бы не рекомендовал это для кого-либо еще.

Источник, перевод Dmitry Babenko


Комментариев нет:

Отправить комментарий